Melamorine
Фэндом: Пираты (Caraibi)
Автор: Злобная тварь
Название: без названия
Жанр: пафосная хня, в просторечьи именуемая ангстом
Размер: драббл
Саммари: небольшая зарисовка про графа Корнеро и Ливию после событий первой серии. Что там допустим могло быть.

Атмосфера в доме последнее время мрачная, только что не похоронная. «Еще немного и были бы похороны». Граф Корнеро придвигает к себе чернильницу, обмакивает перо. К счастью, деловые письма даются ему легко, не требуют особого настроя. Это с личными порой возникают трудности – то слог суховат, то многовато эмоций. Впрочем, и писал он личные послания не в пример реже.
Гнетущая тишина действует на нервы. Хотя он сам же и приказал слугам не шуметь под страхом наказания, чтобы не беспокоить Ливию – уж больно раздражительной она стала. И нелюдимой. Сидит у себя в комнате целыми днями, с большим трудом удается вытащить её прогуляться даже во внутреннем дворе – что уж говорить о поездке куда-то. Сначала она, выходя из комнаты, прятала лицо под капюшоном плаща, потом стала носить маску. Федерико это не нравится – нельзя, конечно не признать, что шрам выглядит чертовски неприятно, но он предпочел бы видеть лицо дочери открытым. Что за мания прятаться по углам? Раздраженно дернув рукой, он оставляет кляксу на белой бумаге. Чернильное пятно приходится аккурат рядом его подписью. Темная лужица, зловеще поблескивая, расползается сначала на заглавную букву фамилии, потом дальше. Граф взмахивает рукой в бесполезной попытке вытереть бумагу – ну вот, теперь вся подпись замазана. Придется брать новый лист.

Когда бы Ливия ни закрывала глаза – на внутренней стороне век она видит одно из этих двух лиц. Ферранте, её жених, надевший ей на палец кольцо своей матери. Ипполито, её любовник, покоривший её остротой ума и жаром объятий. Кольцо Ферранте и сейчас у неё, запрятанное, лежит в шкатулке с драгоценностями. Ипполито… Что ж, всегда можно сказать, что он оставил ей её нынешнее лицо. Губы Ливии растягиваются в безумной улыбке, рука сама собой взлетает к правой щеке. Вместо нежной кожи – сплошные шрамы. Как это выглядит – даже думать неприятно, и все же, проходя мимо зеркала, она не может удержаться от взгляда туда. Надеется увидеть там прежнюю себя? У неё появилась новая привычка: стоя перед зеркалом, закрывать правую половину лица рукой, и всматриваться в отражение. Красивое лицо. Если представить, что шрамов нет. Только они на месте.

Шаги, шелест платья, скрип двери. Федерико отрывается от письма.
- Есть какие-нибудь новости? – этот вопрос он теперь слышит от дочери чаще всего.
Граф невольно опускает глаза. Новостей нет. Уже давно.
Он поклялся - сначала себе, потом – Ливии, что найдет обоих братьев Альбрицци, достанет хоть из-под земли. Но слова так и остаются словами.
- Вы мне обещали!
- На все нужно время, имей терпение.
Ливия отворачивается, граф видит только напряженную спину. Скоро он станет экспертом в угадывании настроения со спины. Плечи слегка, самую малость, подрагивают, руки должно быть сцеплены в замок перед собой. Злость и подступающие слезы.
- Я больше не могу это выносить, - Ливия говорит это медленно, с каким-то остервенением в голосе. – Не могу, слышите? – Да, конечно, он слышит. Только делать-то что? Сорвавшись с места, она исчезает в сумраке коридора. Топот ног вверх по лестнице, звук захлопывающейся двери. Я. Больше. Не могу. Это. Выносить. Она будет говорить это еще очень много раз. В своей комнате и за обеденным столом. Трясясь в карете по размытым дорогам и на улицах чужих городов. Под чужим небом и в чужих домах. Много-много раз за много лет.

Но ведь когда-нибудь это кончится?

Фэндом:Пираты (Caraibi)
Автор:Злобная тварь
Название: Буря (в другом варианте также выкладывалось как "Смерть не разлучит нас")
Жанр: драма, ангст, AU
Персонажи, пейринги: Ферранте/Малинке, Ипполито/Изабелла, граф Корнеро, Ливия
Размер: Мини
Саммари:Альтернативный вариант развития событий сериала

«Этому конца нет. Мы разъезжаем по Европе туда-сюда, а время уходит, я уже который год слышу одни обещания. Всегда только обещания. Ничего более. Этак Альбрицци успеет умереть от старости раньше, чем я доберусь до него.»
Она сжимает кулаки, потом разжимает, смотрит невидящим взглядом на свои руки. Когда-то у неё были такие нежные женственные руки, белые и гладкие, как и положено даме. Сейчас – сплошные мозоли и ссадины. Тренировки с оружием не проходят даром. Ну и что с того? Ливия Корнеро умерла, разве нет? Не все ли равно, какие у неё руки.

Малинче любуется им издали, ищет случайных встреч, штопает ему одежду, хотя он её об этом не просил. Иногда ей страшно находится среди этих пиратов, но она не подает виду – женщина капитана должна быть сильной и храброй, она должна быть достойна его, достойна Злого Рока. Ну и что, что сейчас они не вместе, она-то знает, в один прекрасный день… Малинче хочется верить, что этот день наступит.

Очередное задание, сколько их уже было? Ипполито и со счета сбился. На душе все та же пустота, разъедающее изнутри одиночество. И боль. Боль, которую не с кем разделить. Это его крест.

«Ливия» вспарывает носом волны, ветер бьет в лицо. Развевается флаг на мачте, тот самый, с обручальным кольцом. Ферранте щурится на солнце. Сегодня хороший день. И вчера тоже был хороший.

Маленькая тучка на горизонте все растет и растет, чернеет, близится, заполняя собой все небо.

Море выбрасывает обломки корабля на пустынный берег. Оно забрало свое, насытилось, волны довольно вздыхают.

Передается из уст в уста шепоток в припортовых тавернах: Злой Рок больше не пиратствует на Карибском море, его знаменитый фрегат вместе со всей командой исчез как в воду канул… Куда? Да вот, говорят, был давеча сильный шторм…

Услышав на каком-то званом обеде весть о смерти Злого Рока, Изабелла бледнеет как смерть. Нет-нет, ничего, серьезного, просто голова закружилась, вымученно улыбается она в ответ на обеспокоенные расспросы.

Важная миссия, самая важная в его карьере. Отчего же у Ипполито так тяжко на сердце? Он стоит перед старой могилой. Всего лишь надпись – «Ферранте Альбрицци». Как мало надо, чтобы разбить сердце. Пиратам здешних вод несладко придется.

Граф Корнеро стоит у окна. Он ждет. Он привык ждать. Это то, что умеет он, и не умеет его дочь.

Ипполито делает свою работу. По его приказу хватают и бросают, в тюрьму любого кто причастен к пиратству. Еще одна миссия. Самая важная из того, что делал. Но боль в груди уже никогда не уймется.
Изабелла старается не смотреть ему в глаза.

Дюбуа разобрался с пиратами, говорят ему. Все кончено. Граф Корнеро улыбается. Кое-что только начинается.

Из уст в уста передается весть по Сен-Пьеру: месье Дюбуа нашли мертвым в его апартаментах. Говорят там видели человека в черном.

Граф Корнеро распекает в очередной раз свою непокорную дочь: сколько можно, в конце концов, и в этот раз она его не послушалась, сделала по-своему. Ливия угрюмо молчит. Она не понимает из-за чего шум. Альбрицци ведь мертв? Мертв. Они оба мертвы. Она вспоминает могилу на том кладбище. Оба.

Изабелла едва держится на ногах во время заупокойной мессы. В груди комок боли. Зачем? Почему? Она пытается сдерживать слезы, но у неё не выходит.

Корабль скользит по волнам. Паруса упруго выгибаются под попутным ветром. Ночью Ливия Корнеро выходит на палубу. Черная тень среди темноты. В вышине – белые точки звезд. Вокруг – море. Сколько можно ждать? Она оглядывается по сторонам, перепрыгивает через фальшборт. Никто её не замечает. Утром, конечно, поднимется переполох, когда найдут пустой её каюту… Не все ли равно.

@темы: caraibi